Закрыть
Интервал между буквами:
Стандартный Средний Большой
Шрифт:
Arial Times New Roman

Размер шрифта: A A A

Цвета сайта: A A A A A

Картинки сайта: Выкл
Включить версию для слабовидящих
Размер шрифта: A A A Цвета сайта: A A A Картинки сайта: Выкл Настройки ▼

Почему ребёнок врёт?

 Почему ребёнок врёт?

Передо мной растерянная мама. В глазах боль и недоумение. "Мой ребенок постоянно врет. Врет по пустякам, все время выкручивается, увиливает. Я уже запуталась, где правда, а где ложь. Почему это происходит, подскажите, что делать, ведь я его этому не учила!"

Почему дети врут? Если сразу и одной фразой – потому что в какой то момент жизни поняли, что так проще!

Дело в том, что человеку вообще свойственно идти по пути наименьшего сопротивления. Человек не менее механическая система, чем шарик, который катится с горы. И если под ногами ребенка однажды появилась дорога лжи, а все остальные оказались более извилистыми и трудными, то стоит ли удивляться, что он пойдет по ней?

Ложь или фантазия?

По одной из версий охотно принимаемой некоторыми родителями дети не врут вообще. Они фантазируют. Между тем, грань между ложью и фантазией довольно очевидна. Фантазируя, ребенок не ощущает никакого психологического дискомфорта. Фантазия становится его миром, сказкой и одновременно реальностью и все это вызывает только улыбку и понимание со стороны взрослых. Ложь же корыстна и напряженна. У лжи практически всегда есть мотив, как правило, достижение цели. Фантазия сама по себе является мотивом.

Когда ребенок начинает лгать?

Дети взрослеют очень по-разному. Тихая домашняя десятилетняя девочка может быть намного менее адаптирована в жизни, чем шестилетний цыганский пацаненок. И чем спокойнее жизнь ребенка, чем меньше в его окружении создается поводов для лжи, тем позднее он осознает эту сторону психологической реальности.

Нижняя планка начала лжи колеблется где-то около 3-х лет. Пока это еще безобидные "врушки". Многие психологи связывают ложь с формированием речи. В тоже время можно увидеть кроху, который на строгий вопрос: "Кто написал в штанишки?!!!", еще не умея говорить, ткнет пальцем в маму. "Ай-ай-ай, какой врунишка!", скажет мама и ребенок узнает, как называется то, что он сделал. Мама смеется и довольна, сын проявил хитрость, значит растет, развивается, умнеет! Гораздо правильнее было бы выразить недоумение и показать – я расстроена, ты поступил нехорошо. Но детская первая ложь так уморительна и мила, что родители сами того не понимая поощряют ее. А потом возмущаются глядя на повзрослевшего нагловатого лгуна – мы этому не учили!

С чего начинается вранье? С определенного возраста ребенок начинает копировать поведение взрослых, и если родители лгут, то у него будет куда больше шансов вырасти таким же, как они. И здесь надо пояснить, что ложь далеко не всегда бывает осознанной. По крайней мере, половина неправды в нашей речи, проходит вообще минуя сознание. Мама, которая кричит из кухни "Сделай сейчас же тише музыку, у меня голова раскалывается!" вряд ли на самом деле страдает от головной боли, а значит – она соврала. Так стоит ли удивляться, что в следующий раз в ответ на просьбу вынести мусор ребенок ответит, что у него болит живот?

А что стоит использование ребенка, как инструмента для лжи. Мама звонит своему начальнику – ребенок заболел, разрешите не приходить на работу. А здоровый сынишка сидит рядом и все это слышит. "Скажи тете Свете, что я сплю!", просит мама дочку. Ей не хочется разговаривать с подругой, а попросить дочку соврать – такая мелочь….

Ложь великолепно считывается на невербальном уровне. Лгун прячет глаза, его дыхание более учащенное или напротив, он задерживает дыхание. Тело напрягается и учащается пульс, человек уходит от разговора и чаще поворачивается спиной или боком к тому, с кем разговаривает. Дети великолепно это чувствуют. Выросшие в атмосферы лжи они и сами начнут использовать ложь, как инструмент коммуникации, так как не видели иной модели поведения.
Хотя первая детская ложь, как правило, выступает, как инструмент защиты. Ребенок расшалился и разбил вазу. В комнату прибегает разгневанная мама. "Что это? Кто это сделал?". И тут взгляд малыша падает на кошку. "Это не я, это она!" Все! Первый стереотип поведения усвоен. Особенно, если "прокатило". Умная мама, в такой ситуации могла бы сказать: "Мне жалко вазу, а кто разбил не так и важно! Я думаю, кошка расстроилась, что так получилось. А мы с тобой пойдем и купим новую вазу". А недальновидная "всыпет" и кошке, и малышу, да еще расскажет об этом вечером папе. Цепочка приведет к тому, что ребенок будет не только запуган и унижен, но и захочет в следующий раз получше скрыть следы своего преступления. Может быть, выкинет осколки в окно…

Замкнутый круг

Ложь становится постоянным спутником того, кто не способен отвечать за свои поступки. Однажды ступив на стезю вранья, ребенку уже трудно с нее свернуть, особенно, если дамокловым мечом висит страх наказания. Так появляются патологические лгуны. Школьник, который в преддверии контрольной соврал о болезни бабушки, будет вынужден еще не один раз рассказывать о ее постепенном выздоровлении. Возможно, он уже и сам будет не рад, но одна ложь порождает другую.

Ведь врать неудобно. Лгуну приходится все время помнить о своей лжи, чтобы не попасть впросак. На страх быть разоблаченным тратится огромное количество психической энергии. Поэтому с детских лет мы говорим о необходимости воспитывать в ребенке чувство ответственности. Легче признаться во лжи, чем годами носить это в себе. Поэтому, если вы видите, что ребенок унижен и запутался дайте ему шанс бескровно выйти из ситуации. Заранее простите и дайте возможность сказать правду. Не ругайте и не унижайте малыша. Будьте уверены, этот урок он запомнит надолго. А жестокое наказание верный способ превратить ребенка в патологического лгуна.

Как избежать детского вранья?

Создайте в семье такую атмосферу, при которой ложь будет не нужна в принципе. Если ребенок знает, что может доверить родителям свои тайны, его поступки обсуждаются и принимаются, а наказание, не используется как инструмент воспитания, то мотива для лжи может никогда не возникнуть.

Прежде чем гневно пресекать обман и выводить врунишку на чистую воду постарайтесь понять мотивы его поступка. Даже у самого тяжелого проступка бывает другая сторона. Например, восьмилетний Саша соврал маме, что не ходил гулять в парк, а все время находился во дворе. Но в парк Саша пошел вслед за девочкой Олей, которая ему очень нравится и если бы Оля не отправилась туда, не пошел бы и он. Мама знает о симпатиях Саши, но все равно наказывает его. А можно было бы просто поговорить с сыном объяснив ему, что будущий мужчина должен нести ответственность за подругу, позаботиться о ее безопасности и не ходить так далеко.

Ребенок должен знать, что его поступок не делает его однозначно плохим. Поступок может быть плохим, но не человек! Никогда нельзя спекулировать такими понятиями, как люблю – не люблю. "Уйди отсюда, я не люблю тебя ТАКОГО!" Естественно, в следующий раз ребенок захочет приукрасить себя, чтобы заслужить любовь матери или отца.

Большая часть детской лжи проистекает из желания доказать значимым людям: "Я хороший". Школьник, совравший о потере дневника боится не только гнева родителей, но и обвинения в никчемности. "Вот я в твоем возрасте был отличником!" - кричит отец. А ребенок чувствует свою вину! И ложь здесь оказывается просто способом психологической защиты.

Как пресекать детский обман?

Здесь нет готовых решений, но если вы чувствуете, что ребенок сам тяготится своей лжи, не наказывайте его сурово или вообще промолчите. Порой милосердие оказывается много лучше воспитания.

Если не тяготится, значит, проблема не во лжи, как таковой. Имеет смысл обратить внимание на всю ценностную структуру ребенка, и начать заново обсуждать вопрос: "что такое хорошо, а что такое плохо!".

Ложь это самая верхушкой айсберга и ее бездумное, авторитарное пресекание, вызовет желание научиться врать ее лучше!

Для воспитания лучше подойдет способ поощрения – наказания. Денис порвал джинсы и соврал, сказав, что его покусала собака. Мама в гневе (сама видела в окно, как негодник висел на заборе!). Но идет, и тут же покупает новые. Не лучше ли сказать – "Я знаю, что ты солгал и поэтому не куплю тебе новую пару, походишь в старой. Но если бы ты сказал мне правду, мы пошли бы и купили новые прямо сегодня". Правда, новые джинсы все-таки стоит купить, но попозже. А вот если ребенок в следующий раз не соврет – тогда, как бы жестока не была его провинность – поощрите правдивость, а поступок просто обсудите.